н
е
з
а
в
и
с
и
м
о
е
  
р
о
с
с
и
й
с
к
о
е
  
и
з
д
а
т
е
л
ь
с
т
в
о

М.К. Мы задумали издать этот американский комикс, в общем, эту тему [c Эльфквестом] оживить, и как-то вдруг оказалось, что прошло двадцать лет.

Н.Ю. Да, я сама удивилась, когда вы мне написали…

М.К. Я старалась подготовиться, написала себе какие-то вопросы, но, честно говоря, даже не знаю, какой бы вопрос задать. Сейчас эти книги [издание Махаона] стало редкостью, их уже и не найдёшь. А читатели довольно трепетно относятся к истории издания Эльфквеста в России, ностальгируют.

Н.Ю. А, собственно, у нас, по-моему, был один номер…

М.К. Да! Первые пять выпусков, а потом они были в одной книжке. Я хотела попросить вас рассказать, как всё это началось. Потому что не так много известно о том, как  именно делали комиксы в 90-е.

Н.Ю. Знаете, это было, в общем-то, так. История долгая, кстати, по поводу комиксов. Где-то в конце 80-х или начале 90-х, когда было очень модно делать совместные предприятия, каким-то образом, не знаю, каким, но издательство датское "Эгмонт", они, собственно, и сейчас существуют, теперь  это "Эгмонт Россия". Кстати, насколько я понимаю, не только издательство, вообще там был большой комплекс. Ну, короче говоря, это издательство вышло каким-то образом на наше издательство "Советский спорт".

М.К. «Советский спорт?»

Н.Ю. «Советский спорт». Как именно я не знаю, это предыстория до меня. Оно тогда располагалось возле Мультфильма на Белогородской улице. Каким образом они контактировали, я не знаю, но у меня там работала подруга, и вот, благодаря ей я отчасти и попала туда. И они решили создать совместное предприятие, издательство «Эгмонт Россия», которое бы занималось комиксами, ориентировалось на диснеевские комиксы, на «Тома и Джерри», на «Микки Мауса» и всё такое.  И была даже идея создать наш комикс «Мишка». Вот, на основе Олимпийского мишки там, что-нибудь такое. Было очень много разговоров, переговоров, и там что-то, художники, старались, разрабатывали образ этого мишки. Мишка получился ужасно похожим на олимпийского медведя. Но, короче говоря, без опыта, без навыка создания комиксов этот «Мишка» как-то так и не пошёл. Хотя там делалась и история, и сюжет, всё-таки как-то это заглохло. А вот издательство «Эгмонт Россия» обосновалось и стало выпускать комиксы. И туда пришли несколько человек из издательства «Советский спорт», в том числе моя подруга, за которой потом и я туда попала. И мы стали переводить, выпускать «Микки Мауса» и прочие. Директором издательства датская сторона назначила американца. Как он туда попал, я не знаю. Звали его Джозеф Маерцке…

М.К. Наверное, выходец откуда-нибудь…

Н.Ю. Нет, он был американец, но он женился на русской девушке и приехал сюда. И, в общем, как-то вот он туда попал, человек с такой, в общем, пёстрой биографией весьма. Он занимался совсем не тем, но какой-то издательский опыт у него, вроде как, был. Хотя за это точно не поручусь, ибо он был такой, мог и прихвастнуть.

Он был человек такой высокий, толстый, большой, улыбчивый, очень, ну, как сейчас принято говорить, с харизмой. Такой вот убедительный, большой энтузиаст очень такой, как американец, мог употреблять высокие слова:  «We have a dream» и т.д.

А у одного нашего художника было издательство «Махаон». Даже не издательство, там тогда в деятельности вбивали всё что попало. Но в списке видов деятельности издательская деятельность была. И название было - "Махаон".

Ну, в общем, с руководством он какое-то время там работал, потом у него произошёл конфликт с датчанами, он сказал, что они такие скучные, душные, и вообще, и don't dream. И его решили уволить. Он решил уйти и организовать своё издательство и пригласил всех, кто хотел следовать за ним. И как-то вот все на этой волне, я не знаю, он действительно умел убеждать, умел воодушевлять, и как-то мы все так решительно пошли за ним туда, [в новое издательство]. Были потом конфликты с «Эгмонтом», мы боролись за лицензии и права, но он вот решил организовать своё издательство. Кстати, так получилось, что, поскольку надо было как-то регистрироваться, и кто-то из коллег предложил воспользоваться… Тогда же, вы знаете, все регистрировали свои фирмы, частные предприятия, товарищества различные и так далее, и были такие зарегистрированные фирмы [про запас], три рубля на счету и всё. Оказалось, что у двоих наших были такие готовые предприятия, уже зарегистрированные. Но одно из них, предприятие нашего юриста, называлось весьма подходяще для юридического предприятия - "Щит".

Когда Джо услышал, он сказал, нет, «этого добра» мне и так хватает. Ну, и конечно, перевести такое на английский было бы трудно.

М.К. Смешно.

Н.Ю. А у одного нашего художника было издательство «Махаон». Даже не издательство, там тогда в деятельности вбивали всё что попало. Но в списке видов деятельности издательская деятельность была. И название было - "Махаон". Как он решил выйти на это название, ну, бабочка…

М.К. Он остался там потом?

Н.Ю. Да, он работал долго в "Махаоне", потом ушёл. Так вот было создано издательство «Махаон», и оно продолжало ту же линию комиксов. Тогда Джо отбил лицензию на «Черепашек Ниндзя», на «Тома и Джерри». Нашли спонсора, шведскую такую компанию, довольно известную, «Брансвик». Ну, большая финансовая компания. Через шведское лицензионное агентство «Плас лайсенс», было такое, с которым мы работали  и продолжили сотрудничество в «Махаоне». Как-то вот эта компания решила вложить деньги ещё и в издательство, немножко его финансировать. Ну вот, таким образом, дело пошло. И тут же, собственно говоря, это был 1993 год, когда всё это пошло, а в 94-м Джо сам, опять-таки, поехал, в Болонью на книжную ярмарку или во Франкфурт, не помню. Короче говоря, он поехал на какую-то книжную ярмарку и привёз оттуда массу предложений. Фирмы, издательства зарубежные, в то время вообще достаточно охотно шли на сотрудничество. Ну, и вот именно он, этот Джо Маерцке оттуда привёз несколько таких возможных направлений, комиксы Марвел, ещё что-то. Очень был полон энтузиазма работать над американским комиксом «Арчи».

М.К. Да, был такой.

Это был 1993 год, когда всё это пошло, а в 94-м Джо поехал, в Болонью на книжную ярмарку или во Франкфурт, не помню. Короче говоря, он поехал на какую-то книжную ярмарку и привёз оттуда массу предложений.

Н.Ю. Да «Арчи», «Сабрина маленькая ведьма», но они были слишком специфические всё-таки, американские. Реалии, характер девочки, в общем, очень такой американский, старомодный такой. Там ещё были другие названия. Вот он как раз и привёз эти книги, «Гарфилд» там был ещё, мы издавали книжки про Гарфилда, даже не комиксы, там были в основном такие, strips.

М.К. Да, я помню, там были альбомы какие-то, раскраски…

Н.Ю. Первое время, когда ещё не было денег, финансирование не давали, и раскраски были, и всякие детские книжки… В основном всякие детские фитюлечки какие-то, всё лицензионное, т.е. мы покупали и делали готовое. Сначала это было на плёночках всё, потом перешли на цифру. Я сейчас, честно говоря, даже не вспомню. Ну, вот «Черепашки ниндзя» нашли, ещё «Звёздные Войны» мы выпускали.

М.К. «Звёздные Войны» я даже не помню.

Н.Ю. Было, было несколько выпусков какое-то время, и «Том и Джерри». И вот, Эльфквест. Который тоже сразу понравился, Джон с Ричардом переписывался, вёл переговоры и так далее. И тогда я была полна энтузиазма по поводу Эльфквеста. Хотя его было очень трудно переводить…

М.К. Да?

Н.Ю. Ну, в смысле, слова "квест" тогда у нас просто не было. Оно было совершенно неизвестно, пришло позднее. Оно как-то совершенно не укладывалось.

М.К. Ну да, поиски, путешествие…

Слова "квест" тогда у нас просто не было. Оно было совершенно неизвестно, пришло позднее. Оно как-то совершенно не укладывалось. Поэтому вот и получилась эта "сага". 

Н.Ю. Поэтому вот и получилась эта "сага". Имена, вы знаете, какая головная боль с этими именами. Имена ведь должны быть короткими, как я почитала. Ведь Ричард и Венди Пини, они в этой книжке по поводу Эльфквеста писали, что имена у эльфов должны быть короткими. Они же живут в лесу, длинные имена как-то неудобно. Но одно дело, там, Cutter или какая-нибудь, Dewdrop. А у нас как, какие варианты – Капелька какая-нибудь. Или Росинка. Такая уж специфика языка. Ну, в общем, как-то перевели. Но в то время, к сожалению, всю политику издательства определял отдел дистрибуции.

М.К. Иными словами, продажники.

Н.Ю. Да. Продаётся, не продаётся. И они были порой очень жёсткими в своих рассуждениях. «Не пойдёт!» Вот это вот не идёт! С комиксами вообще была тогда ситуация, конечно, трудноватая. Потому что это было непривычно двадцать лет назад, это было ново.

М.К. Но, с другой стороны, ведь сумасшедший тираж был для того времени. Эти сто тысяч экземпляров, это же сумасшедшее количество, сейчас вообще такого быть не может. Ну, для периодики может быть.

Н.Ю. Да-да. Сейчас, по-моему, и для периодики это много.

М.К. Ну, да, вряд ли, но для книг-то уж точно.

Н.Ю. Ну, тем не менее, что-то, по-видимому, оставалось, что-то там не продавалось, короче говоря… Ой, когда я вспоминаю, какие предложения нам приносили, и от которых потом отдел продаж решительно отказывался! Я помню, он как-то предложил, был такой художник, Гордеев(?), ну классный очень. Он иллюстрировал там всякие «Снежные королевы», «Путешествие Нильса с дикими гусями», детскую литературу. А они говорили, нет, нам бы что «поглазастее». Хорошая у них была такая фраза, «поглазастее», поярче.

М.К. Ну, эльфы бы им подошли.

Н.Ю. Да.  Но, тем не менее, как-то они начали ныть, что «эльфы» плохо продаются.

М.К. А это к какому году примерно случилось? Потому что я помню, я свою книжку купила, наверное, году в 96-м. Толстую. И уже тогда её было не найти, я нашла её случайно в Доме Книги на Арбате, и всё. С тех пор нигде не видела.

Н.Ю. А это издательство «Махаон»?

М.К. Да.

Н.Ю. 96-й, 96-й… Где я была в 96-м? Тогда я ушла из издательства. Ну, эльфы остановились очень быстро после вот, первого выпуска…

М.К. Они вышли в тоненьких журнальчиках, по-моему, это был как раз 94-й год. А потом, в 95-году вышла с не авторской обложкой, вышла общая такая толстенькая, в мягкой обложке книжка. Потому что там, на тонких журнальчиках-то не было ничего написано. Там было просто «Махаон. Лицензия 1994-й год», ну, ещё «редактор русского издания – Надежда Юрышева». А на толстой книжке, сзади было написано подробно, кто готовил, там, кто делал ретушь, хотя бы какое-то представление о команде… Но это был 95-й год.

Н.Ю. Не знаю, отказались просто, просто решили, что оно убыточно будет. И прекратили, хотя, в общем, мы им сказали, как позиционировать… В начале 90-х, ну «Том и Джерри» продавался, да. Но он был поддержан как-то мультфильмом, потому что многое, что мы пытались выпускать, например, для подростков «Беверли Хиллз 90210»…

М.К. А-а-а…

Н.Ю. В общем, у нас вышли две или три книжки, но без фильмов (которые у нас шли, как бы, но очень мало)… Люди покупали книжки, им нравилась  история, они покупали детям. А к комиксам было другое отношение. Покупают-то родители, а родители, выросшие на другом,  всё-таки были воспитаны, что комиксы, это как бы второй сорт. Это не литература, это так, картинки для детей, детей это не развивает, не учит. Хотя, в общем, в общем-то это не совсем правильно. Вскоре  после этих событий был первый трудный период, когда мы делали раскраски, потом мы получили лицензии. А потом Брансвик за нас взялся, собственно, вскоре они этого Джозефа Маерцке уволили, сказали, что он не бизнесмен, что он обанкротил компанию, в общем, короче говоря, он был уволен. Потом там последовала чехарда руководителей… Ну, и как-то во всём этом всё-таки Эльфквест…

М.К. Потонул.

Н.Ю. Потонул,  потонул-то в основном-то… Ну, вот потому что решили, что он убыточный, неинтересный, переключились больше на книжки для детей. Из комиксов оставили «Звёздные Войны» и «Черепашек». Мне было очень жаль, потому что там же этих эльфов, там же очень много…

М.К. Да, вот я, кстати, хотела спросить, вам довелось почитать дальше историю?

Н.Ю. Довелось.

М.К. Да?

Н.Ю. Да, там очень интересно…

М.К. Просто в 94-м году, насколько, если я правильно понимаю, к тому моменту было уже минимум девять книг.

Н.Ю. На английском?

М.К. Да. Мне всегда было интересно, там же очевидно есть продолжение, почему же его не выпустили у нас?!

Н.Ю. Ну, отказалось издательство от этого, и как-то эта история и заглохла. Ну, это коснулось не только эльфов, много там было и других предложений…

М.К. Нынешние издатели, издательства, они, в принципе, руководствуются точно такими же соображениями…

Н.Ю. Я думаю, что да. Ну, может быть, сейчас немного изменилась как-то политика в отношении… Хотя Эльфквест да, он достаточно "глазастый", он достаточно яркий.

М.К. Сейчас много издаётся того, что подпадает в категорию, как бы, комиксов для более взрослой аудитории, они позиционированы иначе. Но все точно так же не хотят двигать тайтл без локомотива из фильма или мультфильма…

Н.Ю. Да, или мультфильма.

М.К. Если да, тогда мы возьмём. Нету – значит не возьмём.

Н.Ю. Да, поскольку Эльфквест ещё не успел… ничем не поддерживался, хотя он и известный вроде бы… «Черепашки Ниндзя», правда, тоже – в своё время мультфильмы с ними не то чтобы как-то очень сильно шли. Но они как-то так продержались долго достаточно. Потом был «Том и Джерри» Остальные наши попытки, в том числе, с Эльфквестом, [не удались], даже «Гарфилд» [заглох], хотя в то время он был популярным персонажем. Выпустили одну или две книжки, не только комиксов, но в целом книжной продукции, очень милый, очень забавный котик. Потом пошёл другой тренд, что надо все-таки больше книжек, а не комиксов, потом вообще практически отказались от таких изданий.

М.К. Ну, они сейчас издают какие-то чисто иллюстрированные книжки для детей, то есть не комиксы, а совсем для малышей.

Н.Ю. Да-да. Для малышей, для подростков, считали, что это более… Ну, «Махаон» издавал главным образом такую лицензионную продукцию.

М.К. Иностранную?

Н.Ю. Да. Что-то по лицензиям, что-то готовое, рисунки, иллюстрации. А с комиксами завязали, решив, что всё-таки не перешибёшь этого предубеждения.

М.К. Ну, то есть, как бы, всё это возникло в основном благодаря вот этому американцу.

Н.Ю. Джозефу, да. То есть идеи комиксов он приносил.

М.К. А что за команда работала? Это были всё те же люди, что когда-то ушли из «Эгмонта», и  «Советского спорта»?

Н.Ю. Да… Там уже, помимо нескольких людей из «Советского спорта» образовалась ещё [команда], естественно, появились новые люди, знакомые приводили знакомых. Там какое-то время оставался этот коллектив, а потом в связи со сменой руководства, политики, так потихоньку как-то отсеивались… Я думаю, что сейчас из первоначального состава там уже никого не осталось.

М.К. На это очень похоже. Была у нас такая тоже мысль у кого-то там спросить, но при первом приближении было впечатление, что там вообще всё новые люди.

Н.Ю. Да, я думаю, что новые. Всё-таки была чехарда с директорством, там сначала была вот эта моя подруга из «Советского спорта», главным редактором и директором, но увы… Это же всё-таки бизнес, и в этом деле наше поколение, оно к этому не вполне готово в большинстве своём. Как-то она не справилась с организацией всего этого, с финансовой стороной. Потом был швед, потом ещё одна девушка, а теперь я даже и не знаю, как у них там.

М.К. Так, значит, всё-таки вы читали, да? Продолжение истории.

Н.Ю. Да-да. У меня тогда были книги, мы получили их [от авторов]. Английские издания у меня есть, буду читать внукам.

М.К. Они прислали что-то?

Н.Ю. Серию, несколько книг, сборников таких, довольно толстых. И там было дальше про их путешествия, и про Солнечных эльфов…

М.К. А до какого момента?

Н.Ю. Было про снежных эльфов, вот этих mountain elves, северные эльфы, это было интересно.

М.К. Это, наверное, первые четыре книги.

Н.Ю. Да, где-то четыре книги было. В общем, была целая история.

М.К. Да, они же выходят до сих пор! Вот, через две недели выходит очередная история. Конечно, они идут уже 35 лет, и сложно пока рассчитывать, что мы всё издадим. Но очень хотелось бы, как-то преодолеть этот порог из одной книги. Потому что это такой, несбывшийся, незавершённый такой процесс для нас.

Н.Ю. Нет, у них, в принципе, мне кажется это такая перспективная идея. Может быть, не надо было размахивать тиражи.

М.К. Сэкономить деньги…

Н.Ю. Да, более сдержанно, чтобы не задавали вопросов, на что мы расходуем [средства]. Как-то всё-таки постепенно продвигать серию читателю, потому что история длинная, полная ответвлений и прочая-прочая. Аудитория то создалась, мы же какие-то отзывы…

 Нам присылали сначала номера, журналы, из которых мы выбирали что-то себе. То есть всё то, что вот в эти 32 полосы не попадает. Ну, там мы как-то старались, как я помню, подбирать какие-то картинки, портреты персонажей, чтобы заполнить эти лишние полосы.

М.К. А материалы, с которыми вам приходилось работать, они как вам присылали? Я, в принципе, видела, как это выглядит живьём, то есть, это подложка с фоном, плёнки с разными слоями… Со временем всё это склеивается, значит, приходится всё отдирать аккуратно, чтобы отсканировать и так далее. В каком это было виде? Тогда же ещё не было такого цифрового формата.

Н.Ю. Нет, цифрового не было. Потом мы уже перешли, но это уже когда издавали в основном книги, там производственный процесс немного другой. Нам присылали сначала номера, журналы, из которых мы выбирали, так сказать, что-то себе. Ну, это в основном касалось «Тома и Джерри», но и здесь тоже вот эта всякая реклама и прочее. То есть всё то, что вот в эти 32 полосы не попадает. Ну, там мы как-то старались, как я помню, [подбирать] какие-то картинки, портреты персонажей…

М.К. Даа. (^-^*)/

Н.Ю. Чтобы заполнить эти лишние полосы.

М.К. Там ещё так избирательно немного получилось, потому что были номера, которые не вошли.

Н.Ю. В общем по этим картинкам делался перевод, сканировалась, делалась вёрстка…

М.К. Я с трудом представляю себе, как это можно делать, не имея фотошопа и вообще, как это делалось в такую эру.

Н.Ю. Верстальщики, собственно говоря, в рисунке ничего не меняли.

М.К. Как-то сканировали это всё?

Н.Ю. Да, сканировали. Делали вот эту вот вёрстку, вставляли в пузыри внизу текст, делали мелким шрифтом, вечная проблема, чтобы умещалось как-то. А затем это, собственно говоря, по-моему, снималось на чёрно-белую плёнку, ну, потому что там был только текст. И вот на эту плёнку это как-то накладывалось и шло в типографию. Но в технические детали я не особенно вникала…

М.К. Ну, а в том, что касается перевода, вот вы говорите, непростая. Она, наверное, действительно непростая. Многие считают что… В сети ведь много есть переводов Эльфквеста, но все говорят, что, вот перевод первой книги вот он такой, мифологический, такой особенный… Любят они, в общем, этот [оригинальный] перевод. И вот, когда мы спрашивали аккуратно, что вы хотели бы изменить, пытаясь как-то подкрутить немножко свою работу под аудиторию. Основная масса отвечала: «Мы хотим, чтобы было как там!» То есть хочу, чтобы было как там, чтобы имена были «как там», названия были «как там», и всё было желательно «как там», но при этом чуть дальше [по сюжету].

Н.Ю. Чуть дальше.

М.К. Да, чтобы сюжет был дальше.

Н.Ю. Ну, единственное, что сложно в этом переводе… Ну, с именами это отдельная история, там всё ясно.

М.К. Нет, ну там же есть просто отличные находки, о которых только и слышишь: «только, пожалуйста, не меняйте, чтобы Рубаку не звали Резаком» и т.д.

Н.Ю. Ну, думали-думали, и придумали.

М.К. Многие говорят, что, вот, слово "комель" они узнали только из первого тома Эльфквеста. Я, например.

Н.Ю. Ну, приходилось как-то изворачиваться, чтобы покороче было немножко. Там правда  был у меня жёсткий спор с руководством… В книге ведь всё в настоящем времени идёт…

М.К. Да-а. (^-^*)/

Н.Ю. Вот, ну никак они не хотели. Нет, надо вот так, в прошедшем то есть.

М.К. А они хотели как, в прошедшем?

Н.Ю. Да, именно в прошедшем. Я-то первый перевод сделала полностью в настоящем времени, как в оригинале. Это всё-таки даёт какое-то ощущение, вот именно - следования за действием, что всё совершается на твоих глазах. Но потом настояли они всё-таки на прошедшем.

М.К. Ну, это у нас потому что такая традиция.

Н.Ю. Это традиция, да. Но, собственно, в английском ведь тоже есть такая традиция, рассказ идёт в прошедшем времени, а здесь это как бы особый стилистический приём. Я бы, конечно, это сохранила. Но я как-то махнула рукой, ладно, давайте. В некоторых местах действительно легче перевести в прошедшее…

М.К. Иногда хочется сохранить всё, чтобы всё было в одном времени, но иногда не выходит.

Н.Ю. Ну, это не так страшно, хотя, может, и лучше было бы.

М.К. А с именами?

Н.Ю. Я помню, что с именами я варианты искала долго.

М.К. Там была такая, помните, Ночная Птица. Как она получилась Ночная Птица?

Н.Ю. Потому что там просто больше ничего в голову не приходило.

М.К. Были предположения, что, может, «fall» как «fowl» созвучно или что-то?

Н.Ю. Нет, просто, ну, а как надо сделать? Наступление ночи, сумерки, ну, все-таки обычно «twilight». Я боялась, вдруг всплывёт ещё какая-нибудь Twilight.

М.К. А, то есть всё-таки…

Н.Ю. Поэтому что-то такое. Конечно, оно получилось длинное. Ну, ладно там, Skywise, Звездочёт, вроде как похоже.  

М.К. А по поводу Redlance, Pike, Dart? Вроде как у ребёнка получается Копьё, среднего рода. С одной стороны склонять неудобно, с другой стороны, ну, ребёнок и ребёнок, почему бы ему не быть среднего рода. То есть вы задумывались, да, что может появиться какой-нибудь новый персонаж…

Н.Ю. Я знала, что их там много, так что на всякий случай, да. Это то же самое, что еще в «Эгмонте» мы начали «Мой Маленький Пони» переводить,  издавать. Один журнальчик вышел всего. Один журнал, очень плохо отпечатанный, ни фильмов тогда не было, ничего тоже, он тоже заглох. Но, тем не менее, и там я тоже мучилась с этими именами…

М.К. А ну да, там тоже что-то типа Большая Луна или что-то.

Н.Ю. Там ладно ещё какая-нибудь Принцесса Целестия, а все эти Appledash, Rainbowdash! Я хорошо знаю, потому что внучка смотрит этот «Маленький Пони» без конца.

М.К. Rainbowdash!

Н.Ю. Да. Сейчас фильмы хотя бы вышли. Там ещё был какой-то Lemongloss и т.д. И очень длинно получается по-русски. Я далеко не всем довольна, но тут, как обычно, фактор времени… время поджимает.

М.К. А что ещё, чем вы ещё остались недовольны?

Н.Ю. Некоторыми именами. Я, откровенно говоря, сейчас уже даже не помню, но с именами не всё получалось.

М.К. Ну, кто там был, из тех, кто всем нравится, оставьте, пожалуйста, Rainsong – Капель. Передаёт и смысл. Тополь там откуда-то появился, в английском он был Woodlock, т.е. вообще не понятен смысл. Ничего не понятно. Что-то перевешивает.

Н.Ю. Ну, иногда от отчаяния брала что-то, что приходило в голову. Не всё удачно. Я давно уже не перечитывала. Я уверена, что если бы я сейчас перечитала всё это, я бы что-то поправила, но как именно, я не могу сказать.

М.К. Ну, вы не будете против, если мы оставим какие-то имена? У нас на эту тему там баталии с читателями.

Н.Ю. Нет, ради бога, я надеюсь, что вы найдёте более удачные варианты.

М.К. Нет, ну все равно, вдруг вы думаете, вот, по прошествии стольких лет запятую не поставила, - можно поставить.

Н.Ю. Нет, у меня никаких предложений нет, я бы хотела посмотреть, что у вас получится.

М.К. Ну, как выйдет, я с удовольствием вам привезу экземпляр. Но мне кажется, что, только когда выйдет второй, я буду считать, что вот оно, свершилось. А выпустить первый это как будто дойти до того же самого места, до нулевой точки. Тем более, мы же будем издавать переработанное уже издание. В начале 2000-х годов Венди на компьютере заново раскрасила, как она сказала: «сделала так, как я это вижу, как всегда это видела, но художественные средства долгое время не позволяли мне это сделать». И мы, вроде как, решили взять это издание. Там местами что-то поменяно, местами текст немножко изменился, что-то укоротили. Иногда даже хочется оставить как было, кажется, что первоначальный текст был прекрасен!  Вроде, «отец говорил мне, что жизнь Лесного Всадника коротка и опасна, как вспышка света в ночи, как удар клинка». Вот «вспышка света в ночи» - они убрали. Что-то не то, хочется вернуть как было.

Н.Ю. Да, интересно было бы посмотреть.

М.К. Ещё это же стиль такой, характерный для 80-х, эти губки бантиком, глазки с ресницами, лично мне это больше нравится. Новый стиль кажется резковатым, новая рисовка, в фотошопе, на планшете сделанное многим не нравится. Не то.

Н.Ю. Ну, это привычка. Привыкают люди.

М.К. Ну да, понятно. Просто мне, честно говоря, было интересно, кто тот человек, который поднял эту тему, смог это всё издать.

Н.Ю. Это благодаря Джону. При всех своих недостатках, при том, что он не был действительно настоящим бизнесменом, это его идея.  

М.К. Он не был профессионалом?

Н.Ю. [В иностранных издательствах] люди охотно идут на переговоры, лицензию получить, если она свободна, не так уж сложно – только плати деньги. Они с удовольствием предоставляют права. Ну, поскольку он был повёрнут на комиксах, он этим занялся. Многое из того, что он привёз, я сейчас не помню, но много из перечисленного было не подходящим ни для нас, ни вообще для рынка

Как на Пини он вышел, я, честно говоря, не знаю. Представил  их кто-то, или они потом сами где-то встретились. Я их не встречала. Только по почте.

М.К. Ну вы с ними как-то общались, возможно, консультировались?

Помню, мы просили прислать на обложку какой-нибудь их рисунок, какую-нибудь девушку-эльфку. Что-нибудь броское, красивое, яркое. Ничего подходящего не было… На, что Ричард ответил, что, мол, не надо думать, будто какая-нибудь wench on the cover непременно гарантирует успех.

Н.Ю. Это да, в основном консультировались по поводу обложек, какой-то обложки. Там не все подходили из тех, что у них были в оригинале. По каким-то соображениям. На какой-то номер, по-моему, обложку делал наш художник вообще.

М.К. Он её как-то разрисовывал, что ли, какую-то основу?

Н.Ю. Он добавлял планы, чтобы обложка была такой [объёмной]…

М.К. А первый номер ещё и больше чуть-чуть по размеру, чем остальные, саму малость.

Н.Ю. Да-да. Сейчас уже не помню, по каким техническим причинам, они её сделали больше. Хотя скорее всего просто из-за типографии. Поля немножко побольше, бумага нарезана иначе. Помню, что мы авторам написали, просили прислать на обложку какой-нибудь их рисунок, какую-нибудь девушку-эльфку. Что-нибудь броское, красивое, яркое. Ничего подходящего не было… На, что, по-моему, Ричард ответил, как же он это сформулировал… Что, мол, не надо думать, будто какая-нибудь wench on the cover, что это хорошо и что это непременно гарантирует успех. Ну, консультаций с ними было немного, потому что какой материал прислали, с тем уже и работали.

М.К. А помните стихи? Там же есть в первом томе стихи. «Песней волков наполняется ночь…»

Н.Ю. Это уже не я.

М.К. А кто переводил?

Н.Ю. Стихи эти делал… А кто же их делал? Это либо ** либо кто-то из наших.

М.К. Просто об этом человеке не осталось даже упоминаний.

Н.Ю. Да. По-моему Саша [НРЗБ], тоже был у нас переводчик, он переводил стихотворные реплики.

М.К. [НРЗБ] стихи [НРЗБ] иногда [НРЗБ] соображений. Интересное это было время, наверное.

Н.Ю. Да. У нас был очень интересный семинар. Руководство пригласило провести семинар для наших художников. Ну, естественно, я там была, переводила, просто было интересно. Они в основном показывали, не столько рассказывали, сколько показывали слайды, разные комиксы. Они старались рассказать про субкультуру вообще. Там был один парень, рассказывал про комиксы. Как делаются построения, композиция, точка на горизонте, потом следующая, следующая, эта точка растёт, уголками…

М.К. Динамика такая…

Н.Ю. Да. Очень красиво было сделано. Они рассказывали, что комиксы были вполне серьёзным произведением, а вовсе даже не детская примитивная литература.

М.К. Ну, вот и мы с похожими мыслями решили переиздать Эльфквест.

Н.Ю. Ну, может быть, на этот раз действительно пойдёт. Он же настолько длинный, это не «Том и Джери», где, в принципе, история повторяется. Одно дело персонажи там, а другое дело здесь.

М.К. А переводить зато, наверное, как весело!

Н.Ю. А на картинке выглядит вообще!

М.К. Ну всё равно, не для маленьких. Я смотрю, большинство фанатов это люди моего возраста.

Н.Ю. Тут предсказывать трудно. Какие-то комиксы перестали издаваться, потому что мультфильмы так и не появились.

М.К. Ну, они работают много лет, с 1995 года они пытаются создать мультфильм, и фильм, Но воз и ныне там, никак пока не получается.  Последний раз они работали с Warner Brothers, которые 4 года держали интригу (и лицензию).  А потом сказали, тут, мол, «Хоббит» выходит, короче, всё. Посчитали, что «Хоббит» чем-то похож. Они считают, что хорошая вещь должна сама себя продавать.  

Как бы там ни было, даже если будет не так хорошо, мы всё-таки постараемся сделать перевод заново. Когда мысль появилась издать, я с тех пор книгу больше не перечитывала. Стоит перечитать, и всё, по-другому не можешь уже. Потому что книгу читал столько раз, что помнишь всё наизусть.

Н.Ю.  Нет, конечно, сами создавайте.

М.К. Мы ещё будем все эти надписи переделывать, это целая проблема. Помните, было там чудовище, Madcoil? Шипящий Ужас. У него такое длинное имя, что не помещается. А по-другому как-то, ну, не знаю.  Как ещё его назвать.

Н.Ю. Да, с этим проблема.

М.К. Они издали тоже в прозе, первая книга, вторая. Чуть подробнее.

Н.Ю. Интересно.

М.К. Кровь десяти вождей тоже есть целая антология, о первом вожде Тимморне  и его потомках. В переводе, кстати, некоторые вожди оказались другого пола, по картинке было не понятно, кто это. С обложкой тоже проблема, подходящих картинок очень мало. Если делать серию, надо же что-то подбирать, не может быть одна обложка на первый том, а дальше другая.

Н.Ю. Логично, да. А вы сами делаете перевод и все?

М.К. Да, мы сами делаем всё. Перевод, ретушь, редактуру, вёрстку. Ну, пока не выйдет что-то, кроме первого тома, мне будет казаться, что ничего не сделано.  Мы тоже, конечно, консультируемся, но ответы приходят в том же стиле: «вы что, думаете, что фигуристая девушка на обложке вам поможет?» По поводу сцены в пустыне тоже были вопросы: там Ночная Птица и Рыжий Дротик умирают в пустыне. И она говорит ему: «but I'll end it myself, if I know there's no hope left». Шли споры: она говорит про самоубийство, или что она убьёт его, или про что. Ибо есть мнение, что самоубийство для эльфа – немыслимо. Я задала вопрос: так или так? Он ответил: «Хм-м, наверное, и то и другое».

Н.Ю. Мне очень радостно, не скажу, конечно, что я прямо всё время об этом думала, но было обидно, что так закончилась эта история. Потому что комикс не так уж чтобы очень плохо продавался. Было жалко.

М.К. Я прочитала его в третьем классе, и на той сцене, где Пика лежит под кустом и ест ягоды, всегда думала: «ну не может же быть, чтобы это был конец!» Мы пытались писать продолжение, повырезать картинки и сами что-то сочинить. А потом в 1996 году у меня появился интернет, даже сперва не у меня, а в школьной библиотеке. И я набрала там адрес и поняла, чёрт побери, оно не закончилось, и там его много!

Н.Ю. Был какой-то сетевой ресурс, они связывались с нами… Собирают все издания.

М.К. Майк Кнауер не писал вам? В интернете у него была страничка, он собирал все издания, как называется, где чего.

Н.Ю. Имя знакомое, да, даже по прошествии стольких лет.  Намерение такое было. Но издательство решило с комиксами завязывать.

Н.Ю. Ну, одно время там был уклон в энциклопедии всякие для детей, потом переключились на классику, детскую литературу. Я желаю вам удачи, надеюсь, что всё это получится.

М.К.  Евгений Комзолов, его фамилия тоже значится на книжке. Он что-то по графическим работам специалист. Там вообще было очень куцее описание. Редактор и всё. Я, в общем, тоже поспрашивала, помнит ли он. Он, видимо, не помнит. Спрашивала у него, как можно с вами связаться, но потом нашла сама. Я сама недавно обнаружила, что она там есть, что книжка отличается от журнальчиков. И опять же, на обложке стоит фамилия – Сорокина.

Н.Ю. А, Евгений Сорокин. У нас их двое работало, Женя и Светлана, муж и жена. А, Женю Комзолова помню, наш художник. Светлана Сорокина как раз раскраски делали с мужем.

М.К. На сборнике уже появилось, да, там «Изгнание огнём» затёрто и написано по-русски.

Н.Ю. Вот эти вещи, да, они делали.

М.К. Все гадали, ну почему такая обложка. Было даже мнение, что это издание не совсем легальное.

Н.Ю. Нет, все было по-договоренности, по лицензии.  С Пини была договорённость.

М.К. О том, что будет одно издание под общей обложкой?

Н.Ю. Вот насчет общей обложки не помню.

М.К. Я тоже не поручусь, потому что давно очень общалась на эту тему, задала ему вопрос. По-моему… сейчас правда не осталось письменных доказательств, по-моему он говорил что-то вроде «что-то я не помню такого». Он попросил, кто-то ему прислал. И через несколько лет я спросила, что это bootleg издание? Он ответил, нет, мол, что всё хорошо. Возможно сперва забыл, а потом вспомнил.

Н.Ю. Очень странно, что я тоже про это забыла. Я помню отдельные номера Эльфквеста.

М.К. Может быть, у меня тоже есть где-нибудь.  У меня вообще всё с собой всегда, на случай, если надо срочно почитать что-нибудь. Вот они, эти обложки.

Н.Ю. Первую я прекрасно помню. «Изгнание огнём». А дальше… А вот сборник?

М.К. Сборника у меня здесь наверное нету, но его можно в интернете найти.

Н.Ю. Я совершенно не помню сборника, он совершенно выпал у меня из памяти.

М.К. Сейчас найдём. Сейчас пишут уже и «Путь эльфов» и «Эльфийские поиски» и чего только не пишут. Так-так, вот он.

Н.Ю. Ну-ка…

М.К. Написано С. Сорокина внизу.

Н.Ю. Знакомо.

М.К. Был такой в мягкой обложечке, с клееным корешком. Его уже тоже с трудом можно найти.

Н.Ю. У меня этой книжки нет. У меня много чего нет, я как-то не собирала. Английские издания у меня есть, буду читать внукам.

М.К. А они у вас в твёрдой обложке или мягкой? 

Н.Ю. В мягкой. Первые книжки, что нам Пини прислали в издательство…

М.К. Одна такая розовенькая, другая зелёненькая? Мы как раз наверное будем их использовать, обложки от них.

Н.Ю. Там еще были какие-то истории отдельные, журналы. Не эти прямая история, а какие-то побочные.

М.К. О-о, это значит, они вам много чего прислали.

Н.Ю. Эти журналы, наверное, так и пропали.

М.К. Вот так выглядит новая версия, реколорированная на компьютере, текст уже не вручную, а шрифтом набран.

Н.Ю. Это обложка?

М.К. Нет-нет, это история.

Н.Ю. Похоже на ту обложку. Не это Лита и прочее. Наш художник делал, по-видимому, как-то комбинировал.

М.К.  Они есть, но они раскрашены по-другому, наверное, он их как-то раскрасил. Вот как она выглядит в оригинале. Немножко другая, не оранжевая. Лита тоже другая с волком. Видимо на основе этой композиции сделали эту  обложку.

Н.Ю. Чтобы было поярче, покрасивее.

М.К. Я очень надеюсь, что мы первые четыре тома выпустим, но это не одного года, конечно, дело.

Н.Ю. Надеюсь, что всё получится.

 

Другие новости

  • 1

Другие книги издательства